ДИЗАЙНЕРСКОЙ ФУТБОЛКОЙ НЕ ПООБЕДАЕШЬ И ОТ ДОЖДЯ НЕ ПРИКРОЕШЬСЯ

tdmfWOBkzhU[1]

Я не могу ответить на все реплики развернувшейся дискуссии о транзитных беженцах в Венгрии. Поэтому, со всеобщего позволения, я напишу здесь по пунктам, что я сама наблюдала, и что я думаю по этому поводу. Заранее прошу простить за многабукф.

1. Почему Германия? Да потому, что там действительно лучше условия. Прошу заметить, что «хорошие условия» не тождественно «социал на всю жизнь». Там человеческие лагеря для беженцев, отработанная процедура рассмотрения заявления об убежище, интеграционные программы, и, более лояльно настроенное население. После пары речей премьер-министра Орбана, который окончательно потерял мое уважение, я бы на месте беженцев сама бы отсюда мчалась впереди собственного визга. Когда глава государства по сути науськивает обывателя на беженцев, в стране не стоит оставаться,

К сожалению, Венгрия упустила шанс пополнить ряды своей рабочей силы. В Германию уехали образованные сирийские врачи, инженеры, учителя. Очень жаль, они бы и тут пригодились

Кстати, когда упрекают, что беженцы хорошо одеты, это как-то странно. Ну да, в прошлом эти люди с неплохим образованием неплохо зарабатывали. И в бега пустились в том, что было, а был дорогостоящий гардероб. Но дизайнерскойй футболкой не пообедаешь и от дождя не прикроешься, и разбомбленный дом она никому не заменит.

2. «Они бросали еду!». Чтобы ответить на этот упрек, боюсь, надо углубиться в историю вопроса. Про Дублинские соглашения, я думаю, слышали все. И из-за них и Венгрия, и беженцы попали в своеобразную уловку 22. Венгрия не хотела беженцев на своей территории, но не могла им разрешить ехать дальше, ибо беженцы должны были просить убежища в первой стране ЕС. Беженцы не хотели оставаться в Венгрии, но были вынуждены. При этом Венгерские ЖД продолжали продавать билеты на поезда. Людей с уже купленными билетами то не пускали на вокзал, то обманом увозили в венгерский лагерь беженцев, то разрешали ехать, но отменяли поезда. Обстановка нервозная, информации нет никакой. В таких условиях, когда ночью за беженцами пришли австрийские автобусы, это было что-то вроде «последнего парохода в Константинополь». Люди бросали всё, кроме детей и документов, лишь бы попасть в спасительный автобус.

Это не местные бедняки, это беженцы. От слова «бежать». Они и бегут от войны. Зачастую их багаж составляют два небольших чемодана на семью из 7-8 человек. Понятно, что туда упаковывается наиболее необходимое, а не всё подряд.

3. «Они свиньи!». Они — не свиньи, они — вымотанные люди, которые уже много недель были в пути. А когда вокруг вокзала, с которого у них есть билеты на поезд, но на который не пускает полиция, нет мусорных баков, а есть небольшие урночки, которых хватает в обычном режиме, но катастрофически не хватает в режиме гуманитарной катастрофы, мусор скапливается вокруг людей. А выкладывать следы рвоты в автобусах, я считаю, просто низко. Там было полно маленьких измученных детей. Возможно, кого-то из них стошнило, а у мамы не было под рукой салфеток. Люди два месяца, считай, просидели в антисанитарных условиях.

4. «ИГИЛ, ИГИЛ, они проникают в Европу, чтобы нас взорвать к чертовой матери!», Возможно, что среди этой людской войны есть и боевики ИГИЛа. Но рассказы про то, что 90% составляют молодые мужчины — наглое вранье. В статье на «Снобе» дана статистика, и по моим наблюдениям и ощущениям она верна. Детей очень много, от грудничков до подростков.

5. «Да они зажрались, жили на всём готовом». Всего готового стало хватать буквально в последние два дня. Кому нужны доказательства, посмотрите сайт Migration Aid за первые августовские недели — раскладку, чего не хватало, по каждому из вокзалов. Не хватало еды, воды и предметов гигиены. Честь и хвала тем, кто откликнулся на четверговый отчаянный призыв о помощи, но ее оказалось так много, что не хватало волонтерских рук, чтобы всё принять, отсортировать и разместить. Это не значит, что всё стало зашибись. Это значит, что кладовок не хватило.

6. «Они уничтожат европейскую цивилизацию». Такое утверждалось по поводу каждой волны беженцев. Я училась в Германии в начале нулевых, и прекрасно помню, как страдала часть немецких бюргеров о судьбе европейской цивилизации перед лицом нашествия диких «русских немцев» с пост-советского пространства. Теперь ассимилировавшись, эти новые граждане ЕС (частью!) страдают перед лицом сирийского нашествия.

Но дело даже не в этом. Дело в том, что если мы, европейцы, сейчас не поможем беженцам, мы своими руками уничтожим принципы, на которых базируется европейская цивилизация. Да, притирки неизбежны, да, кто-то из них рвется на социал, но большинство через несколько лет начнут работать, учиться, платить налоги и голосовать. Нормальный средний класс, который станет самой крепкой опорой полиции против родимых террористов. Какой-то идиот бомбочку рванет, а у меня успешный бизнес забуксует? Агащазблин, звоним в полицию.

7. И, блин, даже если тот ребёнок, которому достался горячий обед из моих рук, станет боевиком ИГИЛ, всё равно это не повод морить его сейчас голодом. А глядишь, вспомнит тетку на вокзале Келети, протягивающую контейнер с обедом, подумает, и не станет боевиком.

Ещё раз прошу простить за многословие. И спасибо тем, кто дочитал.

Mariia Hovanskaia