КАК АКСЕНОВ И КОНСТАНТИНОВ «ПЕРЕОСМЫСЛИЛИ» РОССИЙСКУЮ МЕДИЦИНУ

В мартовские дни 2014 года якобы бесплатная российская медицина была одной из самых привлекательных агитационных фишек, завлекающих крымчан в Россию. «Герои крымской весны» истово зазывали всех голосовать за «возвращение в родную гавань», обещая всем «бесплатное» медицинское обслуживание. О качестве речи не было, для агитации хватало тезиса о бесплатности. И вот вчера на заседании «совета министров» глава Крыма заявил: «Процедура несовершенная, неудобная, непонятная. Люди приезжают, их записывают на месяц, на три месяца вперед. Люди с детьми, пенсионеры стоят в очередях. На мой взгляд, мы эту процедуру должны отменить, мы сразу говорили, что она несовершенна. Сейчас это подтвердили руководители (страны) и Общероссийского народного фронта». Спрашивается: где был Сергей Аксенов со своими «переосмыслениями» в марте 2014 года?

Анализируя сегодня российскую систему здравоохранения, внедренную в Крыму с такой поспешностью и безоглядностью, даже сами «герои крымской весны», агитировавшие за нее, приходят к выводу о том, что она практически непригодна для использования. Хваленые тогда «российские стандарты» с треском провалились. Охрана здоровья оказалась, во-первых, не бесплатная, во-вторых, неприемлемая по качеству. Аксенов и Константинов фактически признают: надо все строить заново и как-то иначе. Но как – и сами не знают. А уж о том, что нынешняя система стала несколькими шагами назад по сравнению с тем, что было в Крыму при Украине, они предпочитают умалчивать. А зря! Самое время посыпать буйные головы пеплом. Дальше будет хуже.

Система российской медицины не реформируема

Бывают такие общественные системы, в основу которых при их создании заложена ложная концепция, которые из-за этого не поддаются реформированию, и каждое нововведение приводит только к ухудшению ситуации. Такова российская «бесплатная» медицина. Если ее советская предшественница, тоже называвшаяся бесплатной, оплачивалась всеми налогоплательщиками солидарно по всей стране, то в России «бесплатная» оплачивается только страховыми взносами за счет работодателей.

Это сильно подрывает условия всякого бизнеса, а также фондов зарплаты на госпредприятиях, но жупел «бесплатности» нужен только для одной цели: чтобы пациенты одного департамента минздрава, который лечит начальство, также имели законное право не платить. Таким образом, при наличии департамента минздрава для лечения только начальства никакой ни качественной, ни доступной медицины для народа быть не может. Теперь, если рядовой крымчанин, выстояв очередь, может записаться на прием к врачу только через месяц или больше (есть случаи через 3-6-9 месяцев!), то ни один чиновник в очереди не стоит, а получает доступ к врачу немедленно. Получается, что, агитируя бесплатностью, Аксенов и Константинов в прошлом году беспокоились исключительно о себе и об армии своих коллег-чиновников. И себе они это обеспечили. Крымчане ведь ни разу не видели ни Аксенова, ни Константинова в очередях за талончиком к врачу?

А что делать рядовому крымчанину? Либо ждать полгода, пока болезнь либо сама пройдет, либо сведет в могилу, либо идти в платную частную клинику. Но и туда путь ему преграждает Константинов. На заседании «совмина» он говорил: «Ряд коммерческих медучреждений составляют существенную конкуренцию государственным клиникам по оснащенности медицинским оборудованием, призывая пациентов, в первую очередь, обращаться в их клиники, и аргументируя это более высоким качеством предоставляемых услуг. К ним идут пациенты, за что они получают средства от ФМС в полном объеме. И возникает вопрос: зачем мы за бюджетные средства поддерживаем и без того хорошо оснащенные коммерческие учреждения? Мы не можем бросать сферу здравоохранения на откуп бизнес структур».

Другими словами, «спикер госсовета» дал задание «министру» преградить путь крымчанам в частные клиники и заставить их идти в государственные. За это крымчане боролись? Так их встречают и ценят инициаторы похода в Россию?

Беспомощность «реформаторов»

Как видно, Аксенов впервые в своей жизни столкнулся с необходимостью реформирования медицины. О том, что эта задача требует специальных знаний, а не просто «опыта в бизнесе», он не догадывается. Что же он предлагает «переосмыслить»?

Система, при которой, чтобы попасть к врачу-специалисту, каждый больной должен обратиться к участковому доктору, который потом зафиксирует законченный процесс лечения и, соответственно, право на оплату больнице из фонда ОМС, дает сбои. Это происходит из-за того, что больных много, врачей-специалистов, к которым им надо попасть, мало, а количество участковых врачей точно соответствует количеству нормативных медицинских участков, и это значит, что верблюд (количество больных) должен пролезть в игольное ушко (количество участковых врачей и врачей-специалистов). Поэтому и растягиваются очереди на месяцы.

Что предлагает Аксенов? «Сделать упор на поликлиники и увеличить количество участковых врачей как минимум в три раза». Это мог предложить только дилетант. Количество участковых врачей нельзя определять произвольно, тем более умножать в целых три раза! Вот разъяснение Минздрава России: «В соответствии с пунктом 11 приказа Минздравсоцразвития Российской Федерации от 04.08.2006 N 584 «О Порядке организации медицинского обслуживания населения по участковому принципу», рекомендуемая численность прикрепленного населения на врачебных участках в соответствии с нормативной штатной численностью медицинского персонала составляет: на терапевтическом участке – 1700 человек взрослого населения в возрасте 18 лет и старше; на педиатрическом участке – 800 человек детского населения 0 — 17 лет включительно; на участке врача общей практики – 1500 человек взрослого населения в возрасте 18 лет и старше; на участке семейного врача – 1200 человек взрослого и детского населения; на комплексном терапевтическом участке – 2000 и более человек взрослого и детского населения». Эти цифры взяты не с потолка. Они регламентируются массой российских законов (в первую очередь, трудового кодекса России и других, не станем их перечислять), согласно которым рассчитывается годовая трудовая нагрузка врачей. Станут ли в Москве переписывать десятки законов под Аксенова?

А если говорить о кадровом обеспечении, то какой мединститут «напечет» Крыму сразу столько врачей, если и сейчас их не хватает даже по нынешнему штатному расписанию? И сколько десятилетий еще ждать больным в очередях, чтобы они успели подготовить столько врачей?

Более того, с экономической точки зрения, участок рассчитан так, чтобы количество потенциальных больных в нем своими страховыми взносами могли обеспечить участкового и других врачей зарплатой. А подробить участки на три части каждый для увеличения количества врачей значит разделить на три части и зарплату участковых врачей, на что никто не согласится. Это значит и уменьшить нормативную годовую нагрузку на врача, что не будет соответствовать законам России и, прежде всего, трудовому кодексу. А если зарплату оставить прежней, то где взять финансирование для зарплаты утроенного (!) количества врачей, если по закону она должна идти исключительно за счет страховых взносов за законченные лечением обращения больных?

Так что «фокус» с утроением количества участковых врачей явно не удался, «факир» был совсем не специалист.

Бедные-бедные крымские врачи

Вот кого действительно жаль, так это крымских врачей. Они явно не по своей воле попали в такую переделку, из которой их не может вытянуть уже который по счету «министр» (!), и света в конце тоннеля не видно. С переходом с 1 января этого года на российский бюджет и реальную российскую зарплату многие стали получать в среднем 8800 рублей, а фельдшера по 6900 рублей. Это ниже прожиточного минимума. Медработники, заслуженно считающиеся элитой общества, при переходе в Россию стали нищими. Больницам уже разрешили иметь фонды добровольных пожертвований, но и это не спасает.

Поэтому на вчерашнем заседании «совмина» «минздрав» Крыма предложил проект постановления об увеличении должностных окладов медицинских работников на 45%. «Заместитель министра» здравоохранения Александр Голенко считает, что это «позволит уменьшить зависимость медиков от стимулирующих выплат, так как они могут недоплачиваться «недобросовестными руководителями». На самом деле, речь не идет о недобросовестности руководителей. Какой главврач станет недоплачивать хорошему врачу или фельдшеру, или медсестре? Дело в том, что главврачи бездумным присоединением к России поставлены в такие условия, когда у них в системе здравоохранения просто нет денег на зарплату.

Вместе с врачами бедные и крымчане. Потому, что нищенская медицина по российским стандартам не может обеспечить эффективное лечение. «Минздрав» и какой-то «Общероссийский народный фронт», который берется за все вопросы и безрезультатно влазит во все проблемы, ограничиваются мониторингами, показывающими все новые проблемы, и не может предложить радикальные реформы. Например, минздрав и ОМФ на днях установили, что «крымчане совершенно лишены возможности обратиться за помощью в медучреждения в воскресенье, и лишь несколько профильных специалистов доступны в субботу».

Как сообщает пресс-служба крымского штаба ОНФ, мониторинг показал во многом недоступность поликлиник и больниц Симферополя, Ялты, Керчи, Феодосии и Евпатории в выходные дни. При необходимости крымчане вызывают скорую помощь, которая и так перегружена. Например, крымские кардиологи вообще не ведут прием в выходные дни, хотя сердечно-сосудистые заболевания являются основной причиной смертности во всем мире. Практически невозможно попасть к гастроэнтерологу, гинекологу, урологу. Сложнодоступными в субботу также оказались такие специалисты, как аллерголог-иммунолог и эндокринолог.

Дело в том, что это не просто еще один недостаток, это опять системная проблема, которая связана и с трудовым кодексом, и с нагрузкой, и с количеством врачей, и с их зарплатой, и с негодным страховым финансированием. Развязать и этот узел, тем более быстро, крымскому «совмину» и крымскому «минздраву» не по плечу. И что же делать крымчанам? Страдать и дальше из-за того, что Аксенов и Константинов полтора года назад захотели присоединиться к России?

Артур Воронин